Всё полезное и необходимое
на каждый день

(499) 729-66-10

jk-press@list.ru

Издательство с 1993 года выпускает в свет журналы по правовой тематике

+7 (499) 729-66-10

jk-press@list.ru

125424, г.Москва,

Волоколамский пр-д, 1

Главная / Аналитическая информация / Антикоррупционный контроль в некоторых государствах мира
Опыт законодательного обеспечения общественного и парламентского антикоррупционного контроля в некоторых государствах мира

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ в процесс парламентского контроля соблюдения антикоррупционного законодательства вовлечён ряд комитетов и комиссий парламента (в Палате общин это комитеты по бизнесу и предпринимательству, по финансам и службам, по внутренним делам, по государственным расходам, по госуправлению, по стандартам и привилегиям; в Палате лордов – комитеты по управлению и общественным расходам, по экономическим вопросам, по привилегиям и др.). Эти структуры следят за правоохранительной деятельностью на данном направлении и готовят рекомендации по возможным дополнениям в законодательство, что вытекает из закреплённых за ними функций.

Статус общественных структур, ведущих борьбу с коррупцией, определяется общим правовым режимом некоммерческих организаций. Какие-либо особые функции некоммерческих и неправительственных организаций в данной сфере законом не прописаны. Решения и рекомендации независимых компаний, например, «Комиссии Вулфа», занимавшейся изучением коррупционной деятельности концерна «Би-Эй-И», обязательной силы для частных и государственных структур не имеют.

В ДАНИИ пакет антикоррупционных законов включает порядка двадцати законодательных актов и предусматривает уголовную и административную ответственность частных и юридических лиц за умышленное использование служебного положения для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ, а также за подкуп этих лиц.

Наиболее действенным оказался принятый в 2002г. закон, обязывающий членов правительства ежегодно публиковать сведения о своих доходах и имуществе. В результате министры были вынуждены продать свои акции в иностранных компаниях, так как, обладая этими ценными бумагами, чиновники могли бы использовать служебное положение в своих экономических интересах.

В соответствии с пунктом 20 Конституционного регламента Фолькетинга (парламент Дании) «любой член датского парламента может получить информацию о позиции любого министра по вопросу, входящему в компетенцию данного министра». На основании этого положения датские министры в обязательном порядке регулярно письменно или устно на заседаниях парламента отвечают на запросы своих коллег (публикуется на Интернет-сайте Фолькетинга), в том числе касательно подозрений в получении взятки или лоббировании какой-либо компании.

Члены Фолькетинга, общественность и СМИ активно отслеживают возможные коррупционные нарушения. Нередко публикации прессы о подозрениях в коррупции становятся предметом общественных и парламентских дебатов, на основании опубликованных фактов полиция может проводить расследования.

Показательный пример – бывший министр экономики Б.Бендтсен дал поручение приобрести для себя представительский автомобиль марки «Фольксваген» якобы после того, как местный официальный дилер дважды предоставлял ему на безвозмездной основе выставочный автомобиль для частных поездок. Данный факт просочился в прессу, после чего полиция была вынуждена начать проверку, результаты которой обвинение в коррупции не подтвердили.

Какого-либо специального общественного совета по контролю над соблюдением антикоррупционного законодательства в Дании не существует. Однако в соответствии с пунктом 77 Конституции Дании «каждый имеет право свободно высказывать своё мнение в печати в письменной или устной форме, при условии, что он может быть привлечён к ответственности по суду».

Расследованием коррупционных скандалов, за исключением преступлений международного характера, которые относятся к ведению отдела прокуратуры по особым экономическим преступлениям, занимается полиция. Согласно Закону о полиции любой гражданин имеет право, в том числе анонимно, обратиться в правоохранительные органы с заявлением о проверке того или иного нарушения.

По данным некоторых международных организаций Дания, возглавлявшая список наименее коррумпированных стран мира в течение последних нескольких лет, только в 2009г. пропустила вперед себя Новую Зеландию. Это отчасти объясняется участившимися в последнее время случаями выдвижения обвинений в коррупции в адрес датских чиновников и предпринимателей, работающих за рубежом. Так, в январе 2010г. в прессе появилась информация об использовании Датским Бирманским комитетом и его руководителем А.Беренцен средств, выделяемых на цели содействия развитию демократии в Мьянме, для подкупа чиновников и сотрудников полиции. Кроме того, в мае 2010г. Генпрокуратура Мальты обвинила одну из датских компаний (экспорт электростанций) в даче взяток при заключении контракта о поставках на Мальту.

Следует отметить, что обработка данных по коррупции в Дании ведётся без учёта данных из Гренландии, ввиду особых условий и статуса этой территории. Однако по оценкам некоторых датских экспертов степень коррумпированности в гренландской автономии мало отличается от аналогичного показателя по ряду развивающихся африканских государств.

ШВЕЦИЯ занимает одно из первых мест среди наименее подверженных коррупции государств, что говорит о практически полной «неподкупности» в среде шведских чиновников. Для пресечения завуалированных случаев коррупции чиновники обязаны декларировать личные подарки стоимостью свыше 200 шведских крон в целях их дальнейшего налогообложения.

Ключевым элементом в антикоррупционном механизме Швеции является эффективный общественный контроль за деятельностью как чиновников, так и бизнесменов. Основную роль в осуществлении этого контроля играют шведские СМИ, мгновенно предающие огласке любые случаи коррупции, невзирая на должности и положение в обществе замешанных в них лиц. Шведский парламент также принимает активное участие в деятельности по борьбе с коррупцией. Например, министра иностранных дел Швеции К.Бильдта парламентарии, при весьма деятельной помощи средств массовой информации, вынудили продать свои акции «русских» фондов во избежание, как было сказано, «возникновения коррупционной зависимости от России».

В стране также существует ряд общественных объединений антикоррупционной направленности. Наиболее крупным и значимым из них является образованный ещё в 1923г. «Институт против взяток», состоящий при Стокгольмской торгово-промышленной палате. Институт, прежде всего, призван способствовать выработке общих ориентиров в отношении того, что следует понимать под незаконным видом вознаграждения или взяткой, а также формированию в среде бизнеса принципов морали и атмосферы нетерпимости к попыткам взяточничества и подкупа. Указанные цели достигаются путём предоставления платных консультаций, периодического проведения тематических бесед (в виде семинаров и лекций) с представителями деловых кругов, издания информационных материалов, посвящённых вопросам борьбы со взяточничеством и иными формами незаконного ведения бизнеса, которые рассчитаны на самый широкий круг читателей. Эти ориентиры лежат в основе многих внутрикорпоративных директив в частном и общественном секторе.

Что же касается парламентского антикоррупционного контроля, то в рамках шведского парламента не существует отдельной специализированной структуры, занимающейся вопросами коррупции в стране. Однако, при необходимости к такого рода работе могут «подключаться» Конституционный комитет и Комитет по делам юстиции. Также в состав парламента входит Омбудсман юстиции, представляющий собой орган надзора и контроля за деятельностью административных и судебных властей. В качестве особо уполномоченного обвинителя этот институт имеет право возбуждать уголовные дела против должностных лиц, подозреваемых в совершении преступлений, связанных с пренебрежением или злоупотреблением служебным положением. Деятельность Обмудсмана юстиции регулируется законом «О Парламентском омбудсмане юстиции».

Немаловажным фактором, регулирующим противодействие коррупции, является также принцип гласности и прозрачности правоохранительной деятельности.

В ИСЛАНДИИ вопросы противодействия коррупции регулируются главным образом Уголовным кодексом, согласно ст.128 которого госслужащий, сотрудник международной организации или отдельной структуры при международной организации, сотрудник законодательного органа зарубежного государства или международного суда, незаконно получающий подарок или какую-либо иную материальную выгоду, наказывается тюремным заключением на срок до 6 лет.

Существует также возможность проведения независимого парламентского расследования ситуаций, вызывающих озабоченность у депутатов. Предложение на этот счёт может быть внесено любым депутатом в профильный комитет Парламента. В случае получения согласия комитета вопрос выносится на всеобщее обсуждение и голосование. При положительном исходе даётся согласие на формирование комиссии по расследованию, в которую, как правило, входят депутаты от всех политических партий, представленных в Парламенте. В случае необходимости подобная процедура может быть применена и к делам, связанным с нарушениями антикоррупционного законодательства Исландии.

Общественный контроль сводится в основном к публичному обсуждению вопросов, связанных с вопросами коррупции, в национальных печатных и электронных СМИ по причине достаточно слабого развития института национальных неправительственных организаций.

В ИРЛАНДИИ противодействие коррупции является одним из приоритетных направлений борьбы государства с преступностью в стране, а также залогом поступательного развития экономики, общественных институтов и нормального функционирования государственных органов власти в целом.

Отдельного внимания заслуживают нормы закона «О противодействии коррупции» от 2001г., в соответствии с которыми к представителям ирландского парламента, судебных и государственных органов власти применяются как внутренняя, так и экстерриториальная юрисдикция. В настоящее время ирландцы идут по пути дальнейшего укрепления антикоррупционного законодательства в части, касающейся расширения существующего списка лиц, к которым может быть применена экстерриториальная юрисдикция по обвинению в коррупции, за счёт включения в него граждан Ирландии, физических лиц, по обыкновению проживающих в стране, и юридических лиц, зарегистрированных в Ирландии, а также совершенствования программы защиты свидетелей.

Отдельный вклад в борьбу с коррупцией вносит институт омбудсмена, учреждённый в 1980г. законом «Об омбудсмене» (представителе по правам человека), в компетенцию которого входит рассмотрение жалоб граждан на действия должностных лиц любого ранга. Представитель по правам человека входит в состав ряда государственных комиссий, контролирующих соблюдение прав человека в различных сферах, включая право на доступ граждан к информации о деятельности государственных органов власти.

Особый интерес представляет опыт Ирландии по использованию в практике антикоррупционной борьбы независимых трибуналов (общественных комиссий по расследованию). Они занимаются расследованием конкретных фактов коррупции высших государственных лиц или дел, имеющих особую общественную значимость. Формируются трибуналы из авторитетных судей и юристов.

Важная роль в борьбе с коррупцией отводится парламенту Ирландии. В обеих его палатах учреждены постоянные комитеты по служебной этике с правом проводить собственные расследования персональных дел парламентариев и сенаторов в рамках своей компетенции.

Независимая (неправительственная) комиссия по контролю за соблюдением должностными лицами норм служебной этики проводит собственные расследования деятельности парламентариев, должностных лиц органов государственной власти и госслужащих с последующим представлением отчётов в Минфин и парламент.

Информирование о случаях коррупции в НОРВЕГИИ, как и о других уголовно-наказуемых деяниях, считается общественным долгом каждого гражданина Норвегии, поскольку коррупция рассматривается как угроза для существования институтов правового государства, демократии, прав человека и социальной справедливости. Согласно Конституции Норвегии работник имеет право высказываться об обстоятельствах и отношениях, связанных с местом работы. Закон «О трудовых отношениях» от 17 июня 2005г. закрепляет право работника информировать соответствующие органы о заслуживающих критики действиях руководства или сотрудников организации или предприятия, на котором тот трудится. К таким действиям относится и коррупция. При этом информатор обладает правом на защиту от действий, имеющих своей целью отомстить за информацию. По закону работодатель не может наказывать информаторов путём увольнения или иных мер. Закон распространяется на государственный и частный сектор.

Контроль – одна из функций норвежского парламента (Стортинга). Контрольный и конституционный комитет Стортинга является его центральным органом, отслеживающим деятельность государственных органов на предмет выполнения решений, принятых парламентом. Он может по собственной инициативе расследовать дела и созывать открытые контрольные слушания. Большинство дел, которые изучает Комитет, основаны на докладах Управления генерального аудитора Норвегии.

Часть контрольных функций Стортинга делегирована внешним контрольным органам – Управлению генерального аудитора Норвегии и Уполномоченному по правам человека, которые подчинены парламенту и отчитываются о своей работе в виде докладов.

По информации из ФРАНЦУЗСКОГО ПАРЛАМЕНТА в стране нет постоянно действующей системы парламентского контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства. Имеющаяся практика предусматривает общий парламентский надзор обеих палат – Национального собрания и Сената – за соблюдением любых национальных законов с точки зрения их соответствия правовой системе в целом, исполнения и эффективности. Ежегодно профильные парламентские комиссии (по антикоррупционной проблематике, по законодательству и по финансам) готовят соответствующие доклады. Сами парламентарии признают, что для полноценного контроля у них недостаточно сил и времени, даже при наличии возможности привлечения компетентных экспертов со стороны.

Более эффективна практика создания «ad hoc» комиссии по расследованию конкретных случаев коррупции (по наиболее крупным и одиозным случаям, получившим общенациональный или международный резонанс). Тогда это осуществляется более квалифицированно и основательно.

По оценкам французских властей и экспертов, важнейшим фактором в борьбе с коррупцией (наряду с политической волей высшего руководства страны и систематической работой профильных ведомств) является создание и культивирование в обществе отношения нетерпимости к любым проявлениям коррупции. В этом направлении активно работают некоммерческие и неправительственные организации.

Вся национальная антикоррупционная система ориентирована на предупреждение. Этой логике отвечает создание Центральной службы по предупреждению коррупции, являющейся межведомственным органом под эгидой Министерства юстиции Франции. Её главной задачей является предупреждение случаев коррупции во взаимоотношениях государства с частным бизнесом. С этой целью служба оказывает предприятиям и местным органам власти всестороннее содействие в организации и применении системы мер предупреждения коррупции.

В феврале 2009г. Центральная служба по борьбе с коррупцией представила свой первый доклад парламенту, на основании которого Палата депутатов и Сенат призваны взять на себя инициативу по предложению соответствующих законодательных мер.

Доклад парламенту состоял из трёх частей. В первой предлагалось теоретическое обоснование понятий «гласность» и «коррупция», указывалось на трудность количественного определения как выявленной коррупции (в период 2000–2008гг. число зарегистрированных преступлений в этой сфере составляло около 3000 в год), так и коррупции, «которая есть, но её не видно и трудно раскрыть –  подводная часть айсберга». В частности, обращает на себя внимание следующий пассаж из доклада: «Если верить оценкам, согласно которым коррупция обходится нам в 50–60 млрд. евро в год, можно говорить о „налоге“ около 1000 евро на душу населения, включая новорождённых».

Во второй части содержался отчёт о деятельности Службы: от организационных аспектов до перечня заключённых соглашений с различными государственными ведомствами и общественными организациями. Третья часть содержала описание новой модели борьбы с коррупцией, которую хочет взять на вооружение Служба и которая основана на анализе коррупционных рисков, введении новых процедур контроля и определении ответственности в административно-организационном плане наряду с уже предусмотренными мерами уголовного характера.

В 2003г. во Франции была создана ассоциация «Антикор». В 2004г. членами этой ассоциации уже были около ста депутатов местных собраний. В том же году ассоциация вручила свой первый «Оскар» за вклад в борьбу с коррупцией. Обладателем этой награды тогда стал президент регионального совета департамента Эссон, известного во Франции как место проведения крупнейшей в истории страны операции по борьбе с коррупцией в политических кругах.

Важную роль играет французское отделение неправительственной организации «Transparency International», которое возглавляет бывший крупный правительственный чиновник и банкир Д.Лебег. Эта организацмя осуществляет регулярные публикации всех известных случаев международной коррупции, готовит обзоры законодательств и правоприменительной практики в разных странах, а также всемирную классификацию стран по уровню коррумпированности. Основной своей задачей эта организация ставит привлечение внимания широкой общественности к проблеме коррупции с целью мобилизации государственных и частных институтов для борьбы с ней, а также работу по предупреждению этого явления путём выработки и распространения конкретных рекомендаций и прямого сотрудничества с предприятиями и органами государственного управления. Данная неправительственная организация осуществляет свою деятельность на основании программных (на несколько лет) и оперативных планов антикоррупционных мероприятий, публикуя ежегодные доклады.

Стоит также отметить работу отраслевых ассоциаций и объединений, и в первую очередь «Движение предприятий Франции – МЕДЕФ» (его аналогом можно считать РСПП в России) и объединения торгово-промышленных палат Франции, которые активно взаимодействуют с профильными государственными ведомствами, занимающимися борьбой с коррупцией, и проводят пропагандистско-разъяснительную работу со своими членами, в том числе разрабатывая и внедряя отраслевые этические нормы и стандарты предупреждения и борьбы с коррупцией на предприятиях.

В БЕЛЬГИИ в соответствии с конституционным принципом ответственности федерального правительства и его членов перед Палатой представителей, парламент Бельгии обладает правом контролировать деятельность исполнительной власти, в том числе и в области соблюдения антикоррупционного законодательства.

Антикоррупционная деятельность ведётся по следующим направлениям:

1. Получение «из первых рук» информации о работе министров и подчинённых им ведомств, обсуждение и принятие, в случае необходимости, законодательных или иных решений.

Контроль федерального правительства – исключительная компетенция Палаты представителей (ст.101 Конституции). В связи с этим членами нижней палаты парламента может быть направлен парламентский запрос (интерпелляция) в адрес руководителя министерства или правительства. Процедура интерпелляции устанавливается внутренним регламентом Палаты.

2. Контроль над деятельностью структур, в ведение которых входит борьба с коррупцией.

Ответственность за это направление правоохранительной деятельности возложено на федеральную полицию, прежде всего на Департамент по борьбе с экономической и финансовой преступностью, в состав которого входит Центральное управление по борьбе с коррупцией.

3. Проведение парламентского расследования.

В соответствии с Конституцией Палата представителей и Сенат обладают полномочиями проведения собственного расследования путём создания следственных комиссий.

4. Сотрудничество с гражданским обществом.

Из бельгийских общественных организаций заметную активность в антикоррупционной деятельности проявляет только брюссельское отделение международной неправительственной организации «Transparency International». Её статус регулируется законодательством Бельгии об общественных объединениях некоммерческого характера. «Transparency International» поддерживает контакты с местными парламентариями, которые используют её информацию, в частности при подготовке вопросов, адресуемых членам правительства.

В НИДЕРЛАНДАХ вопросы борьбы с коррупцией регулируются вступившим в силу в 2001г. Антикоррупционным законом, который, в частности, определяет, что чиновники не имеют права получать подарки на сумму более 50 евро, пользоваться услугами предприятий и туристических фирм при поездках на отдых и т.п. Кроме этого нидерландским предприятиям, работающим за рубежом, запрещено давать взятки и подарки чиновникам в иностранных государствах. В этой связи по инициативе Объединения предпринимателей были разработаны «Правила поведения».

Контроль за соблюдением Антикоррупционного закона предприятиями осуществляет специально созданная в Объединении предпринимателей служба. В случае нарушения предприятием установленных правил дело передаётся в нидерландские судебные органы.

В период 2003–2008гг. в уголовное законодательство внесены поправки, предусматривающие наказание за взяточничество и казнокрадство. Кроме того, законом предусмотрена возможность использовать в ходе судебного заседания в качестве доказательств записи скрытого прослушивания телефонных переговоров, аудио- и видеосъёмку.

Институт парламентского контроля исторически оказывает существенное влияние на работу членов Кабинета министров Нидерландов и самих министерств. В соответствии с Конституцией Генеральные штаты (парламент) Нидерландов пользуется правом получать от министров устные и письменные ответы на запросы о деятельности их министерств, а также проводить парламентские расследования. Так, например, в январе 2011г. министр обороны Нидерландов был вынужден отчитаться о фактах коррупции в его ведомстве применительно к поставкам вооружения.

В ИСПАНИИ главным органом, занимающимся антикоррупционной деятельностью, является Специальная прокуратура по пресечению экономических преступлений, связанных с коррупцией. Этот орган входит в состав Генпрокуратуры.

По информации руководства Специальной прокуратуры, в испанской правовой базе не существует отдельно оформленных положений касательно парламентского и общественного контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства. В данной сфере применяются общие нормы, закреплённые в Конституции Испании, Законе о судебной власти и Уставе Генпрокуратуры.

Сфера борьбы с коррупцией в АВСТРИИ регулируется соответствующими статьями Уголовного кодекса. С 1 января 2008г. вступил в силу Закон о внесении изменений в Уголовный кодекс, который, наряду с конкретизацией перечня состава преступлений, ввёл новые определения и термины, касающиеся коррупционных преступлений. Неофициально этот закон именуют «Антикоррупционным законом». Основные изменения коснулись как частного сектора, так и общественной и государственной службы.

На основе упомянутого Закона, а также с учётом рекомендаций ООН, Европейского Союза, Совета Европы и ОЭСР, в Австрии действует специальная прокуратура по борьбе с коррупцией со штаб-квартирой в Вене и филиалами в крупных австрийских городах. В её компетенцию входят нарушения, связанные: со злоупотреблением служебным положением; принятием подарков должностными лицами и судьями; дачей и получением взяток как на государственной службе, так и в частном секторе экономики; подкупом депутатов; противозаконным лоббированием интересов; фактами несоблюдения служебной тайны; отмыванием денежных средств; сговорами, ограничивающими конкуренцию.

Формально новая структура подчиняется Главной прокуратуре Вены и имеет право на привлечение других структурных подразделений Генеральной прокуратуры для проведения однократных следственных и служебных действий.

В ФРГ отсутствуют специальные законодательные акты, регламентирующие борьбу с коррупцией. Германский Уголовный кодекс содержит ряд статей, предусматривающих ответственность за преступления коррупционной направленности.

В условиях общественно-политической системы ФРГ с развитым гражданским обществом контроль за соблюдением антикоррупционных норм осуществляется по линии парламента, политических партий, исполнительной власти и правоохранительных органов.

Антикоррупционные положения обобщены в постановлении Правительства ФРГ от 30 июля 2004г. «О предотвращении коррупции в государственном управлении» и «Общем Положении о содействии федеральным органам посредством частных услуг (спонсорство, пожертвования и иные подарки)» от 7 июля 2003г., а также содержатся в следующих нормативных актах МВД ФРГ: «Кодекс поведения против коррупции», инструкции и рекомендации руководителям госорганов и предприятий, циркулярное письмо о запрете приёма подарков и вознаграждений госслужащими.

Базовым звеном системы превентивного противодействия коррупции в госаппарате являются специальные антикоррупционные подразделения (как правило, отделы) в федеральных и земельных министерствах и ведомствах. На низовом уровне их функцию выполняют соответствующие уполномоченные, назначаемые из числа наиболее подготовленных и опытных работников.

В ГРЕЦИИ общественный контроль за соблюдением антикоррупционного законодательства сводится к проведению акций, направленных на сбор, анализ и доведение до властей информации о проявлениях коррупции в стране. Показательным можно считать также деятельность греческого отделения «Transparency International», которое регулярно проводит опросы общественного мнения по таким, например, животрепещущим проблемам как уровень взяточничества в различных сферах жизни греков. По итогам опросов готовятся и распространяются через СМИ соответствующие доклады.

В числе прочих направлений деятельности можно отметить подготовку этических стандартов и издание для распространения в школах литературы антикоррупционного содержания, нацеленной на выработку у будущих граждан Греции стойкого иммунитета к феномену коррупции.

Парламентский контроль за соблюдением антикоррупционного законодательства осуществляется двумя комитетами и носит скорее рекомендательный характер.

В греческом Парламенте на постоянной основе действует специальный комитет по институтам и прозрачности (гласности). Он состоит из 13 депутатов и осуществляет парламентский контроль за деятельностью административных властей, а также разрабатывает предложения по борьбе с коррупцией.

В Парламенте также создан Комитет по контролю над финансами партий и депутатов, который занимается проверкой доходов и расходов партий, партийных блоков и кандидатов в депутаты, а также деклараций о доходах и имуществе премьер-министра, лидеров политических партий, министров, их заместителей и их супругов.

По решению председателя Парламента может быть создан комитет по государственным организациям и предприятиям, банкам, страховым обществам, который утверждает кандидатуры руководителей этих учреждений.

При необходимости создаются временные парламентские комитеты по расследованию конкретных случаев коррупции. Например, были созданы комитеты, расследовавшие дела о взятках компании «Сименс» и сделках с недвижимостью Афонского монастыря Ватопед.

Важную роль в осуществлении общественного контроля над ситуацией с коррупцией в стране играют греческие СМИ. В соответствии с Конституцией греческие печатные издания могут публиковать любые материалы и проводить собственные расследования по практически любым вопросам. Во многих случаях обвинения в коррупции, сделанные через прессу, становились причиной ухода с постов министров, снятия с должностей крупных чиновников.

В БОЛГАРСКОМ законодательстве виды коррупционных преступлений и наступление уголовной ответственности за их совершение в основном прописаны в Уголовном кодексе страны.

Кроме того, по настоянию европейских партнёров болгары пошли по пути расширения антикоррупционной законодательной базы за счёт принятия смежных законов о мерах по борьбе с отмыванием денег (1998г.), об изъятии в пользу государства имущества, полученного преступным путём (2005г.), о предотвращении и раскрытии конфликта интересов (2008г.), призванных существенно расширить полномочия болгарской прокуратуры, суда и правоохранительных органов в борьбе с подобного рода преступлениями в стране.

На сегодняшний день вопрос о противодействии коррупции остаётся одним из наиболее чувствительных для Болгарии. Как оказалось, проблему коррупционной составляющей в болгарском обществе невозможно решить лишь путём механической подгонки национального законодательства под «евростандарты».

В ПОЛЬШЕ в декабре 2005г. принят закон о создании Центрального антикоррупционного бюро, выполняющего как полицейские (уголовное преследование), так и информационно-аналитические функции. Деятельность Бюро курирует Комиссия Сейма по делам спецорганов Польши. Информация об этом носит закрытый характер.

В Стратегии антикоррупционной борьбы, одобренной правительством Польши, отмечается, что необходимым фактором, гарантирующим действенность Стратегии, является участие и взаимодействие на этом направлении всех членов общества: политиков, госструктур и госслужащих, с одной стороны, и граждан, неправительственных и общественных организаций и СМИ, с другой стороны. Предполагается, что мероприятия, осуществляемые в рамках реализации Стратегии, должны быть направлены, прежде всего, на изменение общественного климата вокруг такого явления как коррупция, повышение правовой культуры и воспитание этики поведения, укрепление связей между политиками, ведущими борьбу с этой патологией, и гражданским обществом. Достичь таких целей можно с помощью пропаганды знаний на тему последствий коррупционной практики. В контексте обучения молодых поляков особо важная задача стоит перед школой. Существенным фактором является также внедрение этических кодексов в соответствующие профессиональные группы».

В парламенте Польши депутаты Сейма и Сената вправе представлять соответствующие заявления по вопросам борьбы с коррупцией, а также участвовать в деятельности антикоррупционных следственных комиссий, создаваемых в нижней палате.

В ЛАТВИИ существует Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией. Законодатели предусмотрели достаточно действенный механизм парламентского контроля над соблюдением антикоррупционного законодательства и деятельностью самого Бюро. Так, руководитель Бюро назначается на должность и освобождается от неё Сеймом по предложению Кабинета министров. Не менее одного раза в полгода Бюро в установленном порядке представляет Кабинету министров и Сейму информацию о своей работе.

Кроме этого используется общепринятая практика депутатских запросов, приглашения руководителей упомянутых правоохранительных ведомств в профильные парламентские комитеты, создание комиссий ad hoc и др.

В ЭСТОНИИ в соответствии с Законом «О борьбе с коррупцией» 1999г. парламентский надзор за соблюдением нормативно-правовой базы в антикоррупционной сфере осуществляется комиссией Рийгикогу по применению закона о борьбе с коррупцией, учреждённой в 2003г. В настоящее время в её состав входят 6 депутатов – по одному представителю от каждой партии, представленной в парламенте. Члены комиссии принимают также участие в работе бюджетно-контрольной комиссии Европарламента в Брюсселе. Комиссия издаёт ежегодники, которые находятся в открытом доступе и размещены на официальном интернет-сайте парламента Эстонии.

В соответствии с мандатом, комиссия является хранителем деклараций доходов высших должностных лиц страны: президента, членов парламента и правительства (в том числе премьер-министра), председателя и членов Государственного (верховного) суда, Генерального прокурора, командующего Оборонительными силами, председателя и членов совета Банка Эстонии, Государственного контролёра, Канцлера юстиции (омбудсмена), послов Эстонии в зарубежных странах, а также всех госпрокуроров и председателей судов общей и административной юрисдикции и иных должностных лиц. В истекшем году в комиссию поступило 226 таких деклараций.

Блок ПОРТУГАЛЬСКОГО законодательства, регулирующий вопросы борьбы с коррупцией, динамично развивается и на сегодняшний день насчитывает более двух десятков актов, составляющих нормативно-правовую базу для борьбы с коррупцией и неосновательным обогащением государственных служащих, их наказания и превенции. В контексте профилактики  значительное внимание уделяется совершенствованию институтов парламентского и общественного контроля.

В соответствии с действующими португальскими нормативными актами, контроль за соблюдением антикоррупционного законодательства имеет следующие разновидности: предварительный; текущий; последующий.

В рамках предварительного контроля действуют нормы, регулирующие порядок допуска кандидатов к занятию высших должностей государственной службы. Так, законодательно определено, что до вступления в должность или в случае срочного вступления в должность, в тридцатидневный срок с момента вступления в должность, высшие чиновники обязаны представить в Конституционный Суд декларацию о доходах, состоящую из:

а) полного перечисления всех доходов, отражённых в последней налоговой декларации физического лица;

б) подробного описания имеющихся активов, в том числе размещённых за рубежом, включая недвижимость, акции или другие формы финансового участия в деятельности предприятий и учреждений торговли, находящиеся в собственности морские и воздушные суда, автотранспорт, а также срочные банковские вклады, финансовые вложения, кредитные обязательства в тех случаях, когда их стоимость превышает сумму 50 минимальных зарплат;

в) сведений об имеющихся финансовых обязательствах по отношению к государству, кредитным учреждениям и другим предприятиям, частным или государственным, включая зарубежные;

г) перечисления всех занимаемых за предшествующие назначению два года должностей, в стране или за рубежом, в учреждениях, фондах или ассоциациях.

В случае непредставления соответствующих сведений в установленные сроки чиновник в судебном порядке может быть лишён своего поста и права в течение 5 лет занимать соответствующую должность.

Действие указанных положений распространяется на: президента; председателя Собрания Республики; премьер-министра; депутатов Собрания Республики; членов правительства; членов Конституционного Суда; депутатов Европарламента; членов независимых органов, предусмотренных Конституцией; гражданских губернаторов и вице-губернаторов; мэров и вице-мэров.

Требования предоставления отчётности действуют и в отношении кандидатов в президенты и работающих на профессиональной основе членов руководства национальных партий и партий автономных регионов, а также дирекции предприятий с государственным и смешанным капиталом.

Предусмотрен свободный доступ португальских граждан к информации, содержащейся в  декларациях высокопоставленных должностных лиц. В отдельных случаях часть сведений может быть закрыта, но только по мотивированной просьбе заинтересованного лица, рассмотренной Конституционным Судом в установленном порядке.

К мероприятиям текущего контроля относятся различные виды запросов, адресованные правительству и государственным учреждениям, на которые последние должны ответить в течение 30 дней, а также институт парламентского расследования, для которого создается комиссия ad hoc. В этом случае депутаты могут потребовать предоставить все относящиеся к делу документы и вызвать на заседание комиссии членов правительства для дачи разъяснений.

Проверка деятельности правительства может также осуществляться на основании обращений граждан в Собрание Республики. В этом случае расследование ведётся соответствующей парламентской комиссией или, если обращение подписано более чем 4 тыс. человек, на пленарном заседании парламента.

В целях осуществления последующего антикоррупционного контроля законодательно закреплено требование предоставления чиновниками декларации о состоянии имущества и доходов в течение 60 дней с момента прекращения деятельности на соответствующем посту.

Португальскому институту парламентского контроля в сфере противодействия коррупции также известна практика создания постоянно действующих и временных комиссий для поиска путей совершенствования соответствующего законодательства и экстренного политического реагирования на проявления коррупции. Так, на основании резолюции Собрания Республики № 1/2010 на срок 180 дней была образована Комиссия по политическому отслеживанию феномена коррупции и интегрированного анализа решений по борьбе с ней. Кроме того, в рамках 1-й Комиссии по конституционным вопросам, правам, свободам и правовым гарантиям их обеспечения действует постоянная рабочая группа по отслеживанию применения политических и законодательных мер в сфере борьбы с коррупцией.

Самостоятельным механизмом общественного контроля в области борьбы с коррупцией является деятельность неправительственных общественных организаций, в частности Гражданской ассоциации «Прозрачность и честность», созданной в сентябре 2010г. как официальный португальский партнёр международной организации «Transparency International». Ассоциация занимается анализом феномена коррупции, расследованием её проявлений в органах власти и организацией общественных дебатов антикоррупционной направленности.

Относительно новой мерой контроля является созданный в 2008г. Совет по предотвращению коррупции, который функционирует как независимый государственный орган под эгидой Счётной палаты. В функции образованной структуры входит сбор информации о конкретных эпизодах коррупции, надзор за правильностью применения мер судебного и административного реагирования на совершённые деяния в рамках коррупции и смежных составов, а также разработка рекомендаций по противодействию коррупции для их последующей адаптации португальскими предприятиями и учреждениями. В результате проведённой Советом работы на сегодняшний день 931 компания, занятая, главным образом, в стратегических отраслях экономики, представила в Совет собственные планы управления рисками, связанными с коррупцией и смежными правонарушениями.

Указанная мера, по замыслу португальского законодателя, должна способствовать привлечению возможно большего числа частных субъектов к контролю за соблюдением антикоррупционного законодательства, который рассматривается здесь как необходимое условие эффективности мероприятий по борьбе с коррупцией, проводимых при участии Генеральной прокуратуры, Генеральной финансовой инспекции, Генеральной инспекции общественных работ, Генеральной инспекции местного управления, Ордена адвокатов, Уголовной полиции и Омбудсмана.

США. Институт антикоррупционного общественного и парламентского контроля интегрирован в США в более широкий институт надзора за правительством. Помимо выявления и предотвращения коррупционных схем парламентский контроль нацелен на проверку эффективности работы чиновников, расследование случаев нарушения гражданских прав и, в целом, на обнаружение любых нарушений закона и служебной этики. При этом контроль за деятельностью исполнительной власти со стороны общественности и Конгресса тесно взаимосвязан с самоконтролем правительственных структур.

Хотя в Конституции США надзор над исполнительной властью прямо не указан среди полномочий законодательной власти, американские правоведы придерживаются позиции, что он является подразумеваемой конституционной прерогативой Конгресса, вытекающей из его законотворческих полномочий. Верховный суд США неоднократно подтверждал такое понимание, в том числе применительно к контролю над коррупцией. Так, в решении по делу «Уоткинс против США» 1957г. суд отметил, что «право Конгресса проводить расследования неотъемлемо от законодательного процесса». По мнению суда, хотя эти полномочия не являются безграничными (они должны преследовать законотворческие цели), они, вне всякого сомнения, включают проверку деятельности министерств и ведомств с целью выявления коррупции, неэффективного управления, мошенничества и злоупотреблений. При этом в постановлении Суда отмечается, что такого рода расследования законодатели проводили с самых первых лет работы Конгресса.

Кроме того, в нижней палате Конгресса на постоянной основе действует специальный комитет по надзору и правительственной реформе, обладающий широкими полномочиями по контролю над администрацией. Так, например, в октябре 2009г. его аппарат подготовил доклад о злоупотреблениях и коррупции в Управлении минеральными ресурсами, входящем в состав Министерства внутренних дел США.

Конгресс может также создавать специальные комитеты для изучения того или иного вопроса, в том числе расследования подозрений в коррупции. Так, например, в 1941–48гг. действовал спецкомитет по расследованию национальной программы обороны, одна из главных задач которого состояла в выявлении коррупционных схем при заключении госконтрактов в оборонной сфере.

Некоторые из спецкомитетов действуют практически на постоянной основе. Среди них – сенатский специальный комитет по этике, призванный следить за исполнением кодекса поведения верхней палаты. К его юрисдикции, среди прочего, относится расследование сообщений о нарушении этических норм сенаторами и выработка рекомендаций относительно применения к ним мер дисциплинарного характера. В Палате представителей эти же функции выполняет постоянный комитет по нормам служебного поведения.

Помимо этого, законом 1921г. «О бюджете и отчётности» при Конгрессе было создано независимое агентство для проверки деятельности правительственных учреждений, проведения ревизий и аудитов – Управление государственной отчётности во главе с Генеральным контролёром США. Одна из его функций –  расследовать факты незаконной, в том числе коррупционной деятельности в правительстве. Для этих целей в составе Управления создан Отдел специальных расследований со штатом профессиональных следователей. Законодательством установлено, что представители данного Управления имеют полный доступ к бухгалтерским книгам, счетам, файлам, отчётам, и другим документам госорганов.

Парламентский надзор над правительством осуществляется посредством целого ряда механизмов.

1. Изучение правительственных докладов. Ежегодно федеральные министерства и ведомства представляют в Конгресс более 2 тыс. различного рода отчётов. Среди них готовящиеся дважды в год доклады генеральных инспекторов министерств и ведомств, т.е. должностных лиц, ответственных, среди прочего, за внутреннее расследование злоупотреблений, мошенничества и коррупции в соответствующем госоргане. Данная должность была впервые введена в структуру 12 министерств законом «О генеральных инспекторах» 1978г. В настоящий момент на федеральном уровне в США насчитывается уже 73 аппарата генеральных инспекторов, которые проводят расследования в отношении служащих своего ведомства, а также в отношении его подрядчиков, получателей грантов и субсидий. В 2008г. был принят закон «О реформировании института генеральных инспекторов», расширивший полномочия этих должностных лиц и учредивший для координации их деятельности Совет генеральных инспекторов по честности и эффективности.

2. В рамках своей надзорной функции законодатели организуют парламентские слушания, на которые в качестве «свидетелей» приглашаются представители исполнительной власти. При этом за отказ от дачи показаний или от предоставления требуемых документов Конгресс вправе возбудить против виновных лиц преследование в судебном порядке за неуважение к нему.

Несмотря на содержащееся в пятой поправке к американской Конституции положение, согласно которому «ни одно лицо… не должно принуждаться в каком-либо уголовном деле свидетельствовать против себя…», высший законодательный орган страны, руководствуясь «интересами общества», для ускорения расследования вправе обратиться в федеральный суд с просьбой издать предписание, обязывающее лицо дать показания взамен на предоставление ему иммунитета от судебной ответственности.

Законодатели также могут уполномочить сотрудников своих аппаратов взять под присягой письменные показания у тех или иных чиновников. Одна из целей таких мер – выявить и расследовать факты серьёзных злоупотреблений, мошенничества, коррупции в госструктурах и т.п.

3. Добровольное предоставление чиновниками в Конгресс информации о злоупотреблениях в госорганах. В соответствии со ст.7211 раздела 5 Свода законов США госслужащим не может быть отказано в праве «направлять индивидуальные или коллективные петиции в Конгресс или члену Конгресса, а также предоставлять информацию любой из палат Конгресса, его комитету или члену».

Помимо этого, раздел 714 Консолидированного бюджетного закона на 2010г. запрещает выплачивать зарплату любому федеральному госслужащему, который запрещает, мешает либо угрожает помешать другому госслужащему предоставить какую-либо устную либо письменную информацию члену Конгресса, комитету или подкомитету.

Институт общественного антикоррупционного надзора в США основывается на законодательном закреплении права граждан на свободное получение рассекреченной информации из госструктур, а также их права на разоблачение незаконного и неэтичного поведения в правительстве.

Первое из этих прав обеспечивается главным образом законом «О свободе информации» 1966г., который санкционирует полное или частичное раскрытие ранее засекреченной информации, находящейся в ведении федерального правительства. Данный законодательный акт устанавливает виды документов, подлежащих огласке, детально описывает процедуру их рассекречивания и предусматривает девять случаев, в которых в предоставлении информации может быть отказано (в отношении информации, засекреченной по соображениям национальной безопасности, коммерческих секретов, персональных данных о служащих и т.д.). Дополнительно многие штаты приняли аналогичные законы на местном уровне.

По общему правилу у правительственного ведомства есть 20 дней для ответа на запрос, поданный физическим лицом или организацией на основании закона «О свободе информации». Специально созданные для этих целей отделы в министерствах и ведомствах обязаны разъяснять общественности порядок подачи такого рода запросов, соответствующая информация обычно содержится на веб-сайтах госорганов.

В настоящий момент в США действуют десятки неправительственных организаций ( «Judicial Watch», «Project on Government Oversight», «Global Integrity», «Government Accountability Project» и др.), главная задача которых – разоблачение коррупции. Львиную долю интересующих их сведений они получают с помощью закона «О свободе информации».

Помимо этого, они скрупулезно отслеживают финансовые пожертвования на избирательные кампании политиков. В соответствии с действующим в США законодательством предвыборные комитеты кандидатов и политических партий обязаны представлять в Федеральную избирательную комиссию периодические доклады о своих финансовых источниках и тратах. В частности, подлежат обязательному раскрытию имена всех физических лиц и организаций, жертвующих более 200 долларов тому или иному кандидату в течение одного избирательного цикла. При этом впоследствии вся эта информация размещается в открытом доступе на веб-сайте Комиссии. Помимо этого, законодательство требует указывать спонсоров любой телевизионной политической рекламы, агитирующей за конкретного кандидата на выборах федерального уровня. Аналогичные правила действуют во многих штатах применительно к местным выборам.

Что касается права сообщать о коррупции в госструктурах, то оно защищено целым рядом законодательных актов, в первую очередь, законом «О гражданских инициативах» 1989г. Данный законодательный акт запрещает увольнение, дискриминацию или другие репрессивные действия в отношении работника федерального органа власти, который сообщил о действительном или предполагаемом нарушении закона своему работодателю, представителю власти, регулирующим органам, СМИ или общественной организации (при этом предусматривается и защита интересов работодателя от недобросовестных информаторов).

В целом, в США очень развита гражданская активность, связанная с разоблачением противоправных действий в правительстве, а также в организациях, получивших право на выполнение государственных контрактов.

Федеральным ведомством, ответственным за защиту разоблачителей от репрессивных мер, является созданное в 1979г. Управление Специального юридического советника. Его штат состоит примерно из 100 сотрудников. Сам Специальный юридический советник входит в состав Совета генеральных инспекторов по честности и эффективности. Помимо этого, специальная программа по защите информаторов осуществляется Министерством труда США.

Примечательно, что за свою антикоррупционную активность американцы могут получить денежное вознаграждение. Ещё в 1863г. был принят закон «О фальсификации правопритязаний», позволивший гражданам, подозревавшим правительственных подрядчиков и чиновников в обмане государства, подавать против них иски в суды. При этом в случае выигрыша дела бдительный гражданин получал часть (15–25%) присуждённого судом возмещения убытков. Эта практика распространена до сих пор – только за 2009–2010гг. на основании данного закона Минюст США вернул через суд в государственную казну 5 млрд. долларов.

КАНАДА. Несмотря на то, что в Канаде не существует отдельного антикоррупционного ведомства, в распоряжении правительства Канады имеется целый комплекс уголовных, административных и законодательных мер, направленных на предотвращение и борьбу с коррупцией.

Особенностью канадской антикоррупционной системы является активное участие в ней гражданского общества через СМИ, профессиональные ассоциации и объединения, агентства развития, другие организации.

Вопросы борьбы с коррупцией в канадском законодательстве рассматриваются целым сводом законов. Центральным из них является Уголовный кодекс. Поскольку какой-либо чёткой формулировки правового термина «коррупция» в канадском законодательстве не содержится, его значение определяется через набор перечисляемых в законодательных актах правонарушений, которые относятся к числу коррупционных и рассматриваются как уголовные. К таким преступлениям относятся, в частности, взяточничество (дача и получение взятки, вымогательство), подкуп должностного лица, использование должностного положения в корыстных целях, назначение или оказание влияния на назначение на должность за вознаграждение, а также отмывание денежных средств и имущества, полученных в результате коррупционных действий, владение подобным имуществом и средствами и др. В разделе «Коррупция и правонарушения» Уголовного кодекса за подобные деяния предусматриваются соответствующие наказания для государственных служащих, представителей судебной и законодательной власти, сотрудников правоохранительных органов на муниципальном и федеральном уровнях. В случае совершения подобного правонарушения лицо подпадает под юрисдикцию федеральной полиции и Министерства юстиции. Более того, лицо, совершившее какое-либо преступление, преследуемое по обвинительному акту, и приговорённое к тюремному заключению на срок более двух лет, автоматически лишается права занимать государственные должности, быть избранным в Парламент или другие законодательные органы.

К другим законодательным актам, регламентирующим борьбу с коррупцией, можно отнести следующие:

– Закон об отчётности, принятый в конце 2006г., который призван снизить риск махинаций с финансированием политических партий, установить чёткие этические нормы в системе «лоббирования», обеспечить высокую степень защиты от преследований лиц, сообщающих о фактах коррупции, а также установить надёжную систему контроля со стороны Генерального аудитора за расходованием бюджетных средств. В рамках закона учреждён пост Директора по надзору за исполнением наказаний, которому вменяется в обязанности контроль за исполнением положений федеральных законов в области борьбы с коррупцией;

– Закон о подоходном налоге, содержащий положения, касающиеся незаконных выплат местным и иностранным чиновникам;

– Закон об управлении финансами, устанавливающий порядок поддержания счетов и контроля за деятельностью госпредприятий;

– Закон о государственной службе, обеспечивающий контроль за соблюдением процедуры назначений в госслужбе по заслугам, а не по «протекции»;

– Закон о Парламенте Канады, который оговаривает вопросы «конфликта интересов» в отношении депутатов Парламента (и, соответственно, – членов правительства, т.к. они одновременно являются депутатами Парламента);

– Закон об иммиграции, который запрещает подкуп иммиграционных чиновников;

– Закон о защите частной жизни, предоставляющий канадцам право доступа к их личной информации, хранящейся в федеральных органах власти, а также предписывающий правила сбора, использования и хранения такой информации;

– Закон о доступе к информации, который предоставляет право граждан на доступ к информации о деятельности федеральных властей и регламентирует порядок обеспечения такого доступа;

– Закон о противодействии подкупу иностранных чиновников. К правонарушениям в рамках данного закона отнесены: подкуп иностранных чиновников (к ним закон причисляет государственных служащих зарубежных стран и чиновников международных организаций), владение имуществом, полученным в результате подкупа, «отмывание» незаконных доходов. Положения закона применимы как к гражданам Канады, так и к иностранным гражданам, проживающим на территории Канады.

Закон о Парламенте Канады содержит целый ряд положений, запрещающих членам Сената и Палаты общин голосовать по вопросам, напрямую затрагивающим их интересы, а также оказывать влияние на других членов Парламента и получать какое-либо вознаграждение от третьих лиц за проявление или поддержку законодательной инициативы.

Защищать общественные интересы в органах исполнительной власти призвана Комиссия государственной службы. Комиссия осуществляет контроль за деятельностью служащих министерств и ведомств и обеспечивает их приверженность принципам Закона о государственной службе. Также Комиссия выступает в качестве третьей стороны в случае возникновения конфликтной ситуации между служащими и государственными ведомствами.

С 1999г. в Канаде функционирует институт Советника по этике, который в 2004г. решением канадского парламента был преобразован в институт Комиссара по этике. Комиссар по этике осуществляет надзор за исполнением Кодекса по предотвращению конфликта интересов членов Палаты общин и Кодекса по предотвращению конфликта интересов и деятельности вышедших в отставку государственных служащих. Таким образом, деятельность Комиссара по этике направлена на предотвращение коррупции в рядах чиновников федеральных и провинциальных ведомств, а также членов Парламента. Офис Комиссара по этике также ответственен за разработку информационных материалов, проведение исследований и тренингов в области соблюдения служебной этики чиновниками государственных министерств и ведомств.

В рамках федеральной полиции функционирует Комиссия общественных жалоб, которая является независимой структурой. Комиссия получает и рассматривает жалобы граждан и случаи злоупотребления сотрудниками полиции служебными полномочиями.

В соответствии с инструкцией Совета Казначейства Канады в отношении государственных служащих высокого ранга действуют запретительные нормы в рамках правил о соблюдении конфликта интересов. Помимо общей для госслужбы инструкции, контроль за соблюдением которой осуществляется Советом Казначейства, ряд федеральных ведомств имеет свои внутренние инструкции о соблюдении конфликта интересов. Определённые ограничения накладываются и на деятельность бывших госчиновников после ухода с государственной службы.

В 1997г. вступил в силу Кодекс, регулирующий лоббистскую деятельность в Канаде. Кодекс устанавливает стандарты поведения всех лоббистов, работающих с представителями государственной власти, а также содержит ряд положений, обязательных для чиновников в их взаимодействии с лоббистами. Весной 2006г. был принят новый закон, призванный ограничить деятельность лоббистов, обеспечить транспарентность распределения государственных заказов и предоставить более широкие полномочия Комиссару по этике и Генеральному аудитору Канады.

Офис Генерального аудитора Канады проводит независимый аудит и мониторинг финансовой деятельности правительства и ежегодно представляет соответствующий доклад Парламенту Канады.

ШВЕЙЦАРИЯ. Общественный контроль в Швейцарии за соблюдением антрикоррупционного законодательства осуществляется со стороны «Транспарэнси Интернэшнл-Швейцария», а также по парламентской линии. Так, контрольно-ревизионные комиссии палат швейцарского парламента на регулярной основе проверяют решения, принятые высшими швейцарскими государственными органами, на предмет их правомерности, целесообразности и эффективности. В случае причастности высших госчиновников к коррупции парламентские контрольно-ревизионные комиссии могут образовывать специальные подкомиссии для проведения разбирательства. Функционирует также Рабочая группа по борьбе с коррупцией (состоит из представителей заинтересованных министерств и ведомств, созданная в 2008г. в соответствии с рекомендациями Группы государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) в целях координации государственной политики в сфере профилактики и борьбы с коррупцией. К сфере полномочий Рабочей группы относится, в частности, сотрудничество с гражданским обществом по вопросам коррупции. Первый тематический семинар Рабочей группы состоялся с участием представителей гражданского общества в мае 2010г. и касался защиты лиц, которые сообщают об имевших по месту их деятельности коррупционных проявлениях.

В законодательстве ЯПОНИИ коррупция определяется как противоправное деяние, предполагающее умышленное использование должностными лицами служебного положения для получения имущественных и неимущественных благ в любой форме, а равно подкуп этих лиц. Подобные правонарушения пресекаются как на основании Уголовного кодекса, так и целого ряда других законов и нормативных актов, фиксирующих набор мер уголовно-административного воздействия.

Современная антикоррупционная правовая база была заложена в Японии в послевоенный период. Помимо Уголовного кодекса, на основании которого преследуются злоупотребления должностными полномочиями со стороны государственных служащих, дача и получение взяток, а также посредничество в передаче и получении взятки, в той или иной степени меры по ограничению коррупции включены в следующие законы: «О выборах на публичные должности» 1950г., «О парламенте» 1950г., «О политических фондах» 1948г., «О государственных служащих» 1948г., «О местном самоуправлении» 1947г. Впоследствии в эти правовые акты вносились поправки с целью повышения эффективности противодействия коррупции.

Наиболее кардинальные изменения произошли в 1990-х гг., когда были выявлены многочисленные факты коррупции среди парламентариев правящей тогда партии. Вместе с тем, вопрос борьбы с подобными правонарушениями не теряет своей актуальности в Японии и в наши дни. В стране ведётся активная дискуссия о целесообразности ужесточения положений и расширении существующего законодательства, действие которого подкреплялось бы воспитанием в обществе непримиримости к нарушениям морально-этических норм поведения облечённых властью людей.

Центральным объектом японского антикоррупционного законодательства являются две категории лиц: политики (на уровне центральной власти – министры, их парламентские заместители и политические советники, депутаты парламента и их помощники, в регионах – главы администраций и члены законодательных собраний) и государственные и местные чиновники.

Один из способов предупреждения коррупции среди политиков состоит в запрете на совмещение работы в парламенте и местных представительных органах с прочими видами деятельности. Так, парламентарий не может одновременно занимать должности в исполнительных органах власти. Депутаты местных собраний и главы администраций не имеют права руководить организациями, финансируемыми из бюджета местного самоуправления, а также быть представителями юридического лица, исполняющего поручения местных властей.

Со стороны государства осуществляется жёсткий контроль финансирования выборных кампаний. Закон обязывает кандидатов всех уровней отчитываться за поступление и расходование денежных средств. Запрещено получение пожертвований от тех предприятий, которые работают по контрактам с государством и органами местного самоуправления, а также от компаний, связанных в той или иной форме с кандидатами.

Финансирование партий и других политических объединений регламентируется Законом о политических фондах. В нём, в частности, детально прописан порядок финансовой отчётности подобных организаций, а также установлены ограничения по допустимым суммам политических пожертвований для разных категорий физических и юридических лиц. Действует ряд запретов, например, в отношении получения депутатами средств со стороны компаний, а также из зарубежных источников.

Накал общественной критики в связи с коррупцией политиков в Японии (здесь даже появился устойчивый термин «проблема политики и денег») заставляет правящую партию разрабатывать реформы, нацеленные на ужесточение действующего законодательства. Так, в контексте ряда громких финансовых скандалов вокруг известных политических деятелей начата кампания за введение полного запрета на получение средств на политическую деятельность от бизнеса.

Вместе с тем в японской практике борьбы с коррупцией упор делается не только на рестрикции и наказания. Государство прилагает усилия по созданию благоприятных условий для партийного строительства, что, в свою очередь, призвано содействовать сокращению числа финансовых нарушений в этой сфере. В числе таких мер начатые с 1990-х гг. выплаты государственных дотаций на партийную деятельность. Право на их получение имеют политические организации, представленные в национальном парламенте не менее чем пятью депутатами либо получившие на парламентских выборах как минимум 2% голосов.

Одновременно ведётся работа по совершенствованию механизмов общественного контроля и морального воздействия на поведение политиков. С 1983г. японские министры, их парламентские заместители, а с 1993г. также и депутаты парламента, префектуральных и городских законодательных собраний и губернаторы обязаны раскрывать сведения о своём имущественном положении. Декларированию подлежат находящиеся в их собственности земля, строения, сбережения, автомобили, предметы искусства, ссуды и кредиты, совокупный доход. Эти данные публикуются в центральной или местной прессе.

В 1985г. Закон о парламенте был дополнен главой о «политической этике». На депутатов возложена обязанность строго соблюдать соответствующий кодекс и правила поведения, утверждённые парламентом. Для расследования нарушений этических правил в каждой из палат учреждены специальные комиссии, формируемые из представителей всех партийных фракций пропорционально их численности.

Широкий комплекс мер, направленных на предупреждение коррупции среди политиков, заставляет их считаться с общественным мнением. Существуют наглядные примеры, когда лица, пренебрегающие требованиями законов и этических норм, отстраняются от руководящих постов, лишаются депутатских мандатов и привлекаются к уголовной ответственности. В этом плане показателен случай с бывшим депутатом парламента М.Судзуки, приговорённым ещё в 2004г. Токийским окружным судом к двум годам заключения и крупному штрафу за получение в 2002г. взятки от японской фирмы, которая занималась строительством «Дома дружбы» на острове Кунашир. После затянувшейся серии апелляций дело дошло до Верховного суда, который в 2010г. подтвердил решение токийских судей. Таким образом, спустя восемь лет после скандала М.Судзуки был лишён депутатского мандата и оказался в тюрьме.

В Японии, наряду с «грязной политикой» в сфере противодействия коррупции, имеют место случаи корыстного использования служебного положения чиновниками. По Закону о государственных служащих этой категории лиц запрещено требовать или получать денежные пожертвования на политические цели. Если госслужащий решает выдвинуть свою кандидатуру на выборах, он обязан уйти с прежней работы. Чиновникам не дозволяется занимать ответственный пост в любой политической партии, иметь собственное коммерческое предприятие. Закон не допускает совместительства, за исключением отдельно оговоренных случаев. Подобные ограничения прописаны и в Законе о местных общественных служащих.

Важную роль в борьбе с коррупцией чиновничества играет принятый в 1999г. Закон об этике государственных служащих. Задачей Закона было разрушение распространённой здесь практики получения услуг и подарков от лиц, заинтересованных в решении проблем, относящихся к компетенции служащего. Разумеется, прямое взяточничество в Японии и без того подлежит уголовному наказанию, однако в данном случае речь идёт о нарушениях этического характера, которые, как здесь считают, могут трансформироваться в преступные деяния.

Чтобы исключить произвольное толкование требований закона, в этических правилах государственного служащего даётся развёрнутое определение «заинтересованного лица», приводится подробный перечень неэтичных действий. Например, запрещено принимать от заинтересованных лиц угощение, посещать за их счёт театры, гольф-клубы. Именно это стало поводом для возбуждения в конце 2007г. уголовного дела в отношении занимавшего тогда пост заместителя министра обороны Т.Мории, который в итоге был приговорён к тюремному заключению за получение взяток от представителей ВПК.

Как представляется, в японском опыте борьбы с коррупцией можно почерпнуть немало полезного. Характерно, что японцы активно изучают методы противодействия подобным правонарушениям в зарубежных странах. Согласно исследованиям, регулярно проводимым международными организациями, по эффективности антикоррупционной политики Япония находится в первой двадцатке мирового рейтинга, что выгодно позиционирует её в этом плане в особенности в сравнении с другими азиатскими государствами.

 

Информационный материал

представлен МИД России